Уроки нравственного прозрения, или Болевые точки преподавания литературы опыт преподавания литературы в старших классах

  • Петренко Вера Михайловна, заместитель директора по УМР

Говоря о нравственном воспитании, хочу
остановиться на “болевых точках” в
преподавании литературы. Часто это отсутствие
эстетического подхода к художественному
произведению.

Сегодня, когда происходит деформация и
деградация личности, когда не различают, где
добро, где зло, где уродство, где красота, когда мы
оказались в плену ложных ценностей, сегодня, как
никогда, уроки литературы должны стать, по
определению А.Т.Твардовского, “уроками
нравственного прозрения”

В своем выступлении на страницах журнала
“Литература в школе” писатель В.Распутин пишет:

“Подмена самых высоких понятий,
поддерживающих наш дух и совесть, произошла и
продолжает происходить в глобальном масштабе…
Можно, конечно, усомниться: не так уж все страшно
и не уж все в нашем нравственном и духовном
миропорядке сдвинулось со своих мест… Когда
начинаешь размышлять о том, что вызывает
бесполезные, а то и просто вредные книги, у многих
способных авторов, из многих причин на первое
место выставляются неуверенность,
необразованность и покинутость души.

Творчество-это, разумеется личностный акт, мы
исходим из воспитательных и духовных целей:
художника можно сравнить с проводником,
указывающим правильные пути”.

Продолжая мысль В.Распутина, скажу, что уроки
литературы тоже имеют личностное начало, можно
ли воплотить свою собственную жизнь в
преподавании литературы? Да, то есть держать свое
собственное “я” в открытом состоянии. Ведь
каждый человек ценит в себе “самость”. С чего
начинается личность? Со слова САМ: познание
своего “Я” – это и есть главное в моей
преподавательской практике. Тогда-то и урок
литературы становится личностным, пробуждающим
не только ум, но и душу. Поэтому никогда не
забываю пронзительные слова В.М.Шукшина: “Нет,
литература – это все же жизнь души человеческой,
никак не идеи, не соображения, даже самого
высокого нравственного порядка”

Доверят ли мне, учителю, дети самое сокровенное,
раскроют ли свои “форточки”?

Если правда, душа в каждой клеточке
Свои форточки отвори.
В моих порах стрижами заплещутся
Души пойманные твои…

Значит мне, учителю, невозможно остаться
случайным человеком в их жизни, а надо стать
близким, понятым и принятым.

Школа созидает личность многими средствами. Но
первооснова – урок. Все начинается с него, все им
завершается. Конкретные темы моих уроков дают
представление о том, что является главным
предметом разговора:

“Не дайте уговорить себя нравственно”
(Творчество В.М.Шукшина)

“Зачем я подал ему руку?” (По рассказам
Ю.Бондарева)

“От чего не спится по ночам” (Драматургия
А.Вампилова)

“Сердечная недостаточность от недостаточной
сердечности” (Рассказы А.Алексина)

Все эти уроки объединены одной главной мыслью,
одной темой – духовностью. Утрата этого слова в
повседневной жизни, большом и малом, лишает
человека памяти народной, делает его равнодушным
к судьбе народа, к своей судьбе.

Часто свой урок я как бы обрываю многоточием,
той недосказанностью, которая ведет к книге.

Например, урок-раздумье по роману В.Астафьева
“Печальный детектив” (“Что же с нами
происходит?”

“Он (Сошнин) понимал, что среди прочих
непостижимых вещей и явлений ему предстоит
постигнуть до конца никем еще не понятую
штуковину, так называемый русский характер,
русскую душу. Может быть, объяснит он в конце
концов хотя бы самому себе, отчего русские люди
извечно равнодушны к себе, соседу – инвалиду
труда, войны? Вольно, куражливо живется
преступнику среди такого сердобольного народа и
давно ему так в России живется” Где же мы
пропустили? Когда позволили прорваться злу?
Откуда это в нас? Так что же с нами происходит?

Вот такие вопросы “недосказанности”
позволяют удерживать внимание к каждой странице.

Я понимаю, что сейчас немодно говорить о
нравственном воспитании, о нравственном
потенциале уроков литературы, Иногда слышишь,
что это лишь нравоучения. Мне и самой порой
приходят разные мысли: а нужно ли? Зачем
напрягаться, можно идти по накатанной дорожке, Но
литература – это искусство, искусство узнавать,
где добро, где зло, поэтому не говорить о
нравственных проблемах нельзя.

На уроках я с учениками вместе сопереживаю,
сочувствую, радуюсь, печалюсь. И всегда помню, что
русская литература во все времена выполняла,
может быть, не свойственные ей функции:

Философские (что есть жизнь, смерть, зло,
уродство, красота):

А если это так, то что есть красота
И почему ее обожествляют люди?
Сосуд она, в котором пустота,
Или огонь, мерцающий в сосуде? (Н.Заболоцкий)

Кто я? Непознанный бог?
Или природа по Дарвину?
Но я по сравненью с тобой – как я бездарен.
Живите не в пространстве, а во времени,
Минутные деревья вам доверены,
Владейте не лесами, а часами,
Живите под минутными домами.
И душу вместо соболя кому-то
Закутайте в бесценные минуты. (А.Вознесенский.)

Проповеднические:

“Живите по совести. Не дайте уговорить себя…”
“Не хвалитесь добротой, не делайте хоть зла!” (В.Шукшин.)

Духовное начало:

“Если бога нет, то все позволено?”
(Ф.Достоевский)

Исповедальные:

Я знаю, никакой моей вины
В том, что другие не пришли с войны,
В том, что они – кто старше, кто моложе ,
Остались там. Но не о том же речь,
Что я их мог, но не сумел сберечь,
Речь не о том. Но все же, все же, все же… (А.Твардовский)

Литература учит тому, что постижение
нравственных начал – это процесс. Современная
литература включает в себя изучение творчества
таких писателей, как Ф.Абрамов, А. Твардовский, В
Астафьев, В.Шукшин, В. Распутин, Б. Можаев и многие
другие. Я провожу вводные уроки. Это уроки
творческого пути, биографии писателей. А из
биографии этих художников слова надо извлекать,
то что имеет определенное значение для его
творчества.

Есть писатели, которые определяют дух времени
самим своим обликом, своим присутствием в
литературе и жизни. В их присутствии как – то
неприлично вести себя недостойно.

Виктор Петрович Астафьев. Ушел из жизни 29
ноября 2001 года. “Великий моралист” – так
называл его друг, критик А.Н.Макаров. (Это о нем
публицистическое произведение В.Астафьева
“Зрячий посох”).

Григорий Бакланов, вспоминая А.Твардовского,
сказал слова, которые можно отнести и к
Астафьеву: “Твардовского не стало, и многое
стало не стыдно”.

В альманахе “Истоки” (выпуск 9, 2001 г.)
опубликована беседа Нины Красновой с В.
Астафьевым (27 сентября 2001 года). Тогда уже Виктор
Петрович сказал: “У меня мало осталось сил…”.

А Наум Лейдерман в статье “Крик души” (“Урал”,
Екатеринбург, 2001г., №10) так оценил талант
Астафьева:

“В.Астафьев настолько крупное явление в
русской литературе 2 половины XX века, что даже его
художественные просчеты и даже то, что может
вызвать решительное несогласие с ним, творчески
значительно и замечательно для художественного
сознания его времени”

УРОК “Встречи с Астафьевым”

(Урок построен на интервью корреспондента
Всероссийского радио В.О.Толмачева с писателем)

У В.Астафьева есть книга коротких рассказов
“Затеси”. Затеси – это зарубки на дереве,
которые делает человек, чтобы проложить дорогу в
нехоженом месте.

Название книги, конечно, символично: в жизни
человека тоже должны быть какие-то “затеси”, по
которым он должен двигаться в жизни,- честность,
совесть, умение трудиться, приносить добро людям.
Вот такие зарубки в душе…

Дом, где жил писатель, стоит на горе, под горой –
Енисей, а на противоположной стороне знаменитые
Столбы. Очень скромная квартирка. Много книг.
Виктор Петрович, расположившись у письменного
стола, говорит о своей работе: это новый роман о
войне. Писатель говорит не только о творческих
планах, говорит о детях, о нравственных началах
человеческого бытия, о родной земле…

Что поражает в нем? Неуемная борьба за все живое
на земле. Будь то загрязнение рек, вырубка
кедрачей, засорение родников, без которых
“иссякает” земля. Астафьев говорит, что человек
должен понять наконец одну простую истину: звери,
птицы, растения проживут без нас, а мы без них
обязательно погибнем.

В повести “Последний поклон” есть такие
строки: “На задворках села стояла бревенчатая
изба –завозня. Крестьяне завозили туда семена и
там хранили: если сгорит дом, если сгорит даже все
село, семена будут целы и, значит, село будет
жить”.

Вот такие семена добра и любви к родине сеял
писатель.

Виктор Петрович не жаловался на судьбу, хотя
прожил тяжелую жизнь. Из воспоминаний Виктора
Петровича:

“Если бы мне дано было повторить жизнь – я бы
выбрал ту же самую, очень насыщенную событиями,
радостями, победами, поражениями, горестями
утрат. И лишь одно бы я попросил у своей судьбы –
оставить со мной мою маму. Ее мне не хватало всю
жизнь и особенно не хватает сейчас, когда возраст
как бы сравнивает меня со всеми пожившими людьми,
и уже нет в душе метания, наступает то усталое
успокоение, которого терпеливо ждут матери,
надеясь хотя бы в старости прислониться к дитю и
умиротворить себя и его добрым сердцем. Берегите,
берегите матерей! Они бывают только раз и никогда
не возвращаются, и никто их не заменит! Говорит
это вам человек, который имеет право на доверие –
он пережил свою мать…

Когда Виктора Петровича спрашивали, какое
человеческое качество он считает самым главным,
то в произведении “Зрячий посох” он писал:

“В детдоме, где я жил в детстве, работал одно
время заведующим Василий Иванович Соколов –
старый образованный человек – и среди немногого,
что вколотил он в меня, закрепились во мне 2
морали: навязчивость – одна из самых
отвратительных черт в характере человека,
обязательность – одна их самых хороших”.

А вот кто ответственен за воспитание детей, то
здесь Астафьев дает однозначный ответ –
родители. Дом.

“Дом, конечно, же дом. Вокруг слова “дом” у нас
существуют очень много всяких синонимов: дом,
изба, избушка, хата, хибара. В доме мы рождались,
росли, в доме была наша люлька, в доме тепло…
Каждый дом, кстати, деревенский походил лицом на
хозяина, обязательно на его характер и старания,
а наличники – на хозяйку. В доме была кухня, печка
русская, собирались большие семьи. Надо было
приспосабливаться к этому домашнему обществу,
знать свое место за столом. В доме всегда были
цветы. И с малолетства давали кружечку помогать
поливать – работенка уже, значит, начиналась
какая-то. Потом где-то лет с шести давали полоть в
огороде. И вот с этого, вроде с игры в труд , и
переход сразу к труду – незаметный такой, но
очень тактичный и нужный . Труд – это должно быть
как дыхание.

Родина – где родился, там и Родина. Рождаются в
доме, потом выползают во двор. А двор – это целый
мир: там грабли, литовка, животные, собачонки. А в 9
лет уже надо брать вилы в руки, ездить на лошади.

Человек, который любит природу, знает или
слушает музыку, неизмеримо богаче тех, кто не
понимает ни цветов, ни трав, не слушает музыку. Он
очень бедный человек, а если и книг не читает, то
вообще – это жвачная жизнь, которая для меня не
представляет никакого интереса.

“У нас есть что вспомнить. Ну, а чем я жил –
Россией! Для меня это прекрасное слово было, и оно
со мной останется до конца дней, и печаль моя о
ней, и любовь моя, и восторг…”

И подводя итог уроку о писателе, опять можно
прочитать ответ на вопрос: ставит ли писатель
цели воспитания молодежи?

В.Астафьев: Никаких уроков никому не хочу
давать. Это способ размышлений. И вообще писатель
не задается целью что-то исправить, кого-то
научить. Это потребность его души. Если бы я был
плотник, я бы взял топор и сказал: “Вот так
зарубают угол. Вот так кладут кирпич” А как можно
дать урок на бумаге? Все уроки нравственности,
которые преподали нам такие мыслители, как
Л.Толстой, Спиноза, – они всегда утверждали
добро! А что там какой-то Астафьев из Сибири!

Конечно, это из скромности. На самом деле книги
Виктора Петровича Астафьева воспитывают, они
утверждают добро. Своим творчеством Виктор
Петрович показал, что назначение человека на
земле – творить добрые дела, утверждать их, не
доводить человека до самоистребления. В этом и
есть истинное и высшее назначение литературы.

УРОК ПО ТВОРЧЕСТВУ В.Г.РАСПУТИНА

Человек на грани жизни и смерти – тема,
особенно занимающая Распутина:

2 героини его повестей – старая Анна из
“Последнего срока” (1970 г.), и Дарья из “Прощание
с Матерой” (1976 г.) – готовятся встретить свою
смерть спокойно, достойно, с осознанием
выполненного долга. Обе не просто не боятся ее –
торопят, ибо уверены, что жизнь человека имеет
смысл только тогда, когда он живет ради дела.

Между этими произведениями была написана
повесть “Живи и помни” (1974 г.) – едва ли не самая
знаменитая, принесшая Государственную премию.
Повесть о дезертире – но на первый план вышел
образ Настены – женщины чистой, совестливой,
жертвенной, которая разрывается между любовью и
долгом, кончает с собой.

Кроме повестей им созданы и рассказы –
пронзительные по своей реалистичности.

Рассказ “Не могу – у!” (1982 г.) – это и стон
самого Распутина. Урок я назвала “Как сохранить
себя”.

Самое уязвимое у человека, конечно, сердце.
“Ахиллесово сердце” (по определению
А.Вознесенского). Жизнь наша – не только радость
и счастливые обретения, но часто, очень часто, и
тяжелые испытания. Испытания на стойкость,
мужество, на высокую человечность. А что такое –
человеческое в человеке? Каково истинное лицо у
таких понятий, как Добро, Совесть, Высшая
справедливость.

Вот вопрос, над которыми мучается Распутин. Я
искренне верю, что писательское слово может
помочь человеку сделаться лучше. Оно может порой
сделать и самое невозможное – воспитать нашу
совесть, а через совесть – сердце.

“Жизнь как скорый поезд, быстро – быстро
пройдет, что не заметишь. И в этих поездах кто-то
мчится легко и свободно по жизни, а кто-то… Ах,
как тяжко бывает жить! Сколько трагедий часто
видим мы в поездах…”

“Мы с товарищем опоздали на электричку и сели
на проходящий, взяв билет в плацкартный вагон…”
– так начинает свой рассказ “Не могу – у!”
В.Распутин. Незатейливый набросок – зарисовка
одного мгновения – ехать-то всего несколько
часов. Что ,казалось бы, может случиться за это
время? Чужие люди, чужие беды и радости. Но
внимательный взгляд автора сумел разгадать даже
здесь еще одну трагедию – трагедию маленького,
спившегося человека.

Беда всей России – спаивание народа. А что
здесь особенного? Ну, едет в поезде еще один
опустившийся человек. Привыкли уже.
Присмотрелись. Своих проблем сколько. Но как
заостряет наше внимание автор?

“И тут до нас вдруг донесся не то стон, не то
крик. Да такой бедовый и тяжкий, что стало не по
себе…

— Там дяденька плачет, – сказала девочка и
показала в глубину вагона”

ВОПРОСЫ КЛАССУ:

— Посмотрите, как начинает разворачиваться
действие: как по-разному отреагировали пассажиры
на истошный голос мужичонки, который взревел:

— Не могу – у! Не могу – у!

— Зачитайте, какими словами рисует автор
портрет опустившегося человека?

(“Никто, никакой вражина не сумел бы сделать с
ним то, что сделал с собою он сам. Прежний человек
хоть и с трудом, но все же просматривался в нем.
Голубые и, наверное, чистые когда-то глаза,
перетянуты были перетянуты были кровавыми
прожилками и запухли, призакрылись, чтоб не
видеть белого света. “Белого света они
действительно видели плохо, но тем сильней и
безжалостней всматривались они в свое нутро,
заставляя этого человека кричать от ужаса…”

— Зачитайте из этого отрывка то предложение,
которое раскрывает нам истинную причину, ту
безысходность, от которой становилось жутко в
вагоне (…Белого света они действительно …)

— И тут автор проводит параллель с такими же
мужичками, но те шли на поле Куликово,
продирались с Ермаком за Урал, победили Гитлера.

— Какие же великие грехи совершили мы, что так
больно расплачиваемся за свое скверное прошлое?

Рассказ имел бы меньшую значимость, если бы
автор не описал еще одного персонажа, на первый
взгляд, положительного: непьющего, с
интеллигентской внешностью.

А по описанию этого персонажа можем мы сказать,
как автор относится к нему, вполне внешне
соответствующего нормам среднего человека?

(Да вот фраза, вот деталь)

“…доедешь только до следующей станции” –
неожиданно сказало трико.(Так автор
охарактеризовал человека. И все. Это оценка. Это
отношение.

— А как назвал его Герольд?

(“Порожняк”. Бренчит, бренчит. Я бич, я никто, я
отброс, но я честно работал. Мой отец воевал. А
этот…он всю жизнь честно бренчит”).

— Что скрывается за этой горькой исповедью –
криком? Какую боль прокричал Герольд?

Мы можем только догадываться. Так обрывает свое
повествование о маленьком человеке В.Распутин.
Не может писатель такой величины отойти от этой
темы – темы боли, сострадания за потерявшего
себя человека.

Одним из показателей человеческой духовности,
культуры является память о прошлом, о выдающихся
деятелях прошлого. Мы уважаем творчество ушедших
от нас писателей, артистов, уважаем их
творчество, знаем их могилы. Мы знаем, где
покоится прах А.Пушкина, Л.Толстого,
Ф.Достоевского. Местами паломничества стали
Литераторские мостки Волкова кладбища в
Санкт-Петербурге, захоронения Новодевичьего
монастыря в Москве.

А кто знает, где находится могила А.Радищева?
Никто. Провожу параллель: “Имена, возвращенные
России” (память или забвение)”. Тема урока
необычна: “Париж, местечко Сент-Женевьев-де-Буа”
(русское кладбище в Париже).

Называю имена: В.Некрасов, А.Галич, И.Бродский,
В.Тарковский, И.Бунин, И.Северянин, Волконские,
Трубецкие, Голицыны. Даю опережающее задание.
(Все эмигранты мечтали вернуться на Родину,
мечтали быть признанными в своей стране,
понятыми ею, мечтали найти последний приют в
России).

— Найдите подтверждение этих слов в строках
стихотворений этих поэтов.

Такая работа обостряет внимание к поэтическому
слову, дает возможность пополнить запас
поэтических строк, способствует литературному
развитию, облегчает подбор эпиграфов.

Ответы – решения были таковы:

И.СЕВЕРЯНИН:

Как хороши, как свежи будут розы
Моей страной мне брошенные вслед.

И.БРОДСКИЙ:

Ни страны, ни погоста
Не хочу выбирать,
На Васильевский остров
Я приду умирать.
Твой фасад темно-синий
Я впотьмах не найду
Среди выцветших лилий
На асфальт упаду.

Р.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ:

Время стрелки часов переставит
Знаю я, нас однажды не станет
Мы уйдем, мы уже не вернемся
Этой горькой землей захлебнемся
Этой утренней, этой печальной
Неизвестной еще, непочатой,
А она лишь на миг всколыхнется
И как море, над нами сомкнется

В.ВЫСОЦКИЙ:

Немногого прошу взамен бессмертия
Широкий тракт, да друга, да коня.
Прошу, покорно голову склоняя,
В тот день, когда отпустите меня
Не плачьте вслед, во имя милосердия.

И подытоживая это задание, зачитаем строки
И.Шкляревского, современного поэта:

Отчего ты, ворон черный,
Я у ворона спросил,
Чтобы воздух этот синий
Ты пронзительно любил.

Отчего, скажи мне, ворон,
Ты на кладбище живешь
— Чтоб не очень одиноким
Был и ты, когда умрешь.

Да, писатели и поэты обладают даром
предвидения, эти строки – тому подтверждение.

Не всегда бывает легко отобрать материал, найти
штрихи в тексте, которые вдруг озарят, как молния,
и герой раскроется во всей своей сущности –
низкой или высокой – через один маленький
поступок, в одном движении.

Я стараюсь раскрыть концепцию образа, который
основывается на нравственно – этической
стороне.

И еще об одной нравственной категории говорю на
уроках. Об интеллигентности.

Б.Васильев в уста своей героини бабы Леры (“Вам
привет от бабы Леры”), бывшей заключенной,
узницей Гулага, вложил свои рассуждения об
интеллигентности:

“Для Вас интеллигенция – понятие социальное, а
для меня – нравственное. В лагерях сидело
множество людей образованных, которые тоже
валили лес и добывали уголь, руду, золото. И что же
они перестали быть интеллигентными? Нет,
следовательно не вид труда определяет
интеллигенцию, не социальное положение, а запас
нравственности, духовности. Интеллигентность –
качественный скачок духовности человека.
Главное – ощущение своей личности, осознание
своего “я”.

А как на эти вопросы отвечали другие писатели?

Например, академик Д.С.Лихачев говорил, что
можно притвориться добрым, сопереживающим, а вот
притвориться интеллигентным нельзя.

А В.Шукшин так ответил:

“Интеллигентный человек. Это ответственное
слово. Это так глубоко и серьезно, что стоило бы
почаще думать именно об ответственности за это
слово.

Начнем с того, что явление это – редкое, Это –
неспокойная совесть, ум, полное отсутствие
голоса, когда требуется “подпеть” могучему басу
сильного мира сего. Это горький разлад с самим
собой из – за проклятого вопроса “что есть
правда?”, гордость и сострадание судьбе народа.
Неизбежное, мучительное. Если есть все это в
человеке –он интеллигент. Конечно, дело не в
шляпе. Но если судить таким судом, очень многим
надо “встать и снять шляпу”. Оттого-то мне и
дорог деревенский уклад, что там редко кто сдуру
напялит на себя личину интеллигентного
человека”

Урок литературы воспитывает личность, влияет
на духовный мир, на выбор “нравственных
ориентиров”. Уроки литературы раскрывают перед
учениками психологический мир персонажей и
побуждают их к нравственной оценке.

“Обретая способность погружаться в себя, в
свои переживания, ученик открывает мир новых
эмоций, красоту природы, иначе говоря – путь в
себя”.

Еще в 1799 году в “Законах собрания
воспитанников Университетского Благородного
пансиона” писалось: “Цель литературы –
исправление сердца, очищение ума и вообще
отработывание вкуса”.

А в наши дни наш современник А. Солженицын
продолжает эту мысль : “Литература на самом деле
дает нам эстетическое образовании. Она
воспитывает наш вкус, воспитывает наше чувство
родного слова. Умение этим словом пользоваться.
Она воспитывает наше сердце и душу. Она формирует
наш характер и незримо влияет на нашу
интеллектуальную жизнь”.

Он прав.

Понятно, что воспитание нравственного человека
– это, прежде всего, воспитание любви к Родине и к
малой родине, к тому месту, где живешь. Наша малая
родина – суровый край – Якутия. Самобытная,
непознанная до конца, гордая. И такие здесь люди
– суровые, гордые, красивые.

Я разработала цикл уроков под общим названием
“Якутия литературная”. Мои ученики знают такие
имена и творчество таких писателей, как
А.Софронов, С.Потапов, Н.Мордвинов, С.Данилов,
С.Васильев.

Мы познакомились и с творчеством русских
писателей, которые жили в Якутии, создавали свои
произведения. Это В.Г.Короленко (“Сон Макара”),
И.А.Гончаров (совершил кругосветное путешествие
на фрегате “Паллада”). Он не только описал
Якутию, но и рассмотрел перспективы этого
богатого края. Н.Г, Чернышевский , И.Лунин.

Да, мы живем в трудное время. Но как бы ни
менялись времена, в школе всегда на первом месте
будет учитель. Он, конечно, должен обладать
такими качествами: аналитичностью,
артистичностью, требовательностью и мягкостью,
умением слушать и вести диалог. И если мы хотим,
чтобы в России были люди нравственные,
отличающие добро от зла, надо прежде всего
полюбить учителя литературы, сделать все, чтобы
он был спокоен и счастлив как учитель.

И еще об одном я всегда помню: быть интересной
своим ученикам. Скучные уроки литературы, ничего
не выражающее лицо учителя – это
противоестественно. Какими будем мы, учителя
литературы, таким и будет духовное состояние
наших учеников.

Related posts:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *